Главная | Пер вале май шеваль подозревается в убийстве

Пер вале май шеваль подозревается в убийстве


Почти сразу последовал еще один попорот, потом еще. Дорога становилась все хуже. На мху впереди запечатлелись следы его собственной машины. Он вылез, обошел вокруг машины, открыл ей дверцу. Опираясь на него, она сняла пальто. И аккуратно положила на сиденье рядом с сумочкой.

Голос его звучал спокойно, но он не взял её за руку, а медленно направился к дровам. Она пошла за ним. За штабелем ветра не было, пригревало солнце. Громко жужжали мухи, пахло зеленью. Словно лето и не кончалось. Она замерла с блузкой в руке, не зная, куда её деть.

Он взял у неё блузку и тихо положил на край штабеля. Только тут она подняла взгляд и увидела его глаза. Глаза, полные отвращения, ненависти, вожделения. Важно, что политизированность правоохранительных структур делает их непригодными для тех целей, ради которых они когда-то создавались.

Явление это универсальное и авторами раскрыто весьма убедительно. Как всегда, очень хороши персонажи, практически все. Шёваль и Валё умеют создать узнаваемые и запоминающиеся образы живых людей, а не просто функции для продвижения сюжета. Ты остаешься в укрытии и обстреливаешь крышу или карниз левее веранды. Если наш маневр не удастся, оставайся в укрытии и жди вторжения главных сил. Лимпан и Каспер услышали шум мотора еще до того, как показалась машина.

И оба подошли к окну. Он взял автомат и подал другой Касперу. Рённ и Гюнвальд Ларссон вышли из машины и направились к дому. Лимпан присмотрелся к ним, потом со вздохом сообщил: Ничего, сейчас мы их.

Он разбил локтем стекло, прицелился и открыл огонь. Звук разбитого стекла послужил сигналом для Рённа и Гюнвальда Ларссона. Оба реагировали мгновенно — метнулись в сторону и упали на землю за уборной. Впрочем, первая очередь была неопасной, Лимпан еще не стрелял на такое расстояние и взял слишком высоко.

Удивительно, но факт! Потом спустился на откос и посмотрел вниз.

Однако он не пал духом. Только прикрывай меня сзади, Каспер.

Удивительно, но факт! Ее затылок уперся в бревна, и она подумала:

Гюнвальд Ларссон всего несколько секунд пролежал за уборной и пополз дальше под прикрытием кустов ежевики. Рённ был надежно защищен каменным фундаментом. Высунув руку из-за угла, он два раза выстрелил по крыше. Тотчас раздались ответные выстрелы. На этот раз стрелявший прицелился более тщательно, лицо Рённа обдало градом песчинок. Он выстрелил еще раз, скорее всего даже не попал в дом, но это не играло существенной роли. Гюнвальд Ларссон уже добрался до дома.

Быстро прополз вдоль задней стены, завернул за угол и очутился под торцовым окном. Поднялся на ноги и с пистолетом наготове заглянул внутрь. В трех метрах от окна — приоткрытая дверь. Очевидно, Каспер и Линдберг находятся в соседней комнате. Гюнвальд Ларссон подождал, когда Рённ возобновит стрельбу.

Через полминуты раздались два выстрела из знакомого пистолета. Тотчас последовал ответный залп, затем послышался характерный щелчок — в магазине автомата кончились патроны. Гюнвальд Ларссон разбежался и прыгнул в окно, прикрыв руками лицо, защищаясь от осколков разбитых стекол. Моментально перевернулся, вскочил на ноги, распахнул дверь и ворвался в комнату.

Удивительно, но факт! Про этого Кая Эверта Сюндстрёма, его внешность и все такое прочее.

Линдберг, отступив на шаг от окна, перезаряжал автомат. Рядом в углу стоял Ронни Касперссон, тоже с автоматом в руках.

Шагнул вперед, поднял левую руку и с маху ударил Линдберга по ключице у самой шеи. Лимпан выронил оружие и упал как подкошенный. Гюнвальд Ларссон перевел взгляд на Ронни Касперссона. Тот бросил свой автомат и закрыл руками лицо. Открыл наружную дверь и крикнул: Потом посмотрел на Ронни: Ронни Касперссон кивнул, не отнимая рук от лица.

Четверть часа спустя машина въехала во двор домика на поляне, чтобы развернуться. Арестованные сидели сзади, Линдберг уже пришел в себя и явно не собирался унывать. В эту минуту на двор вбежал человек в тренировочном костюме. Держа в руке компас, он тупо переводил взгляд с машины на дом. Но уж если решил изображать ориентировщика, где его карта?

Гюнвальд Ларссон опустил боковое стекло: Человек в тренировочном костюме подошел к машине. Достаточно прислать нескольких человек, пусть обыщут дом. Мнимый спортсмен долго возился с передатчиком, наконец сказал: Мальм в окружении подчиненных встретил прибывших с довольным видом.

А почему Касперссон без браслетов? Через минуту он и Рённ поехали дальше. Живого места не осталось. После того как Бенни Скакке поговорил по телефону с Мартином Беком, события развивались достаточно быстро. Лабораторный анализ показал присутствие на ней никелевой стружки — точно такой, какая была на ветоши, подобранной на месте преступления.

В тот же день была проведена проверка на подчиненной Каю Сюндстрёму фабрике по производству деталей машин, специального инструмента и точных приборов.

Никель играл важную роль в производстве, и частицы металла обнаружили во всех цехах в большом количестве. Наконец, в помещении, где обычно стояла машина фабриканта, в углу находилась картонная коробка с ветошью, обсыпанной никелевой стружкой. Графологическая экспертиза, как и следовало ожидать, показала, что обе записки, обнаруженные на тумбочке Сигбрит Морд, написаны рукой Сюндстрёма.

В письменном столе владельца фабрики лежала пачка конвертов такого же типа, в каком поступала плата за однокомнатную квартиру.

Слушать аудиокнигу "Вале Пер, Шевалл Май - Подозревается в убийстве " онлайн

Криминалисты из Хельсингборга хорошо потрудились в квартире, служившей гнездышком для влюбленных; были, в частности, обнаружены отпечатки пальцев. Фабрика находилась в Треллеборге, но фирма перешла к Цецилии Сюндстрём по наследству от отца и по-прежнему значилась под его именем; этим объяснялось, почему старательным треллеборгским сотрудникам не удалось выйти на Кая Сюндстрёма. Фактически он служил директором в фирме собственной супруги.

Удивительно, но факт! И проводила его в другой свободный кабинет.

Во вторник, когда на фабрике шла проверка, директора не было в его кабинете в административном крыле; он приболел и перед обеденным перерывом уехал домой на такси. Настал вечер, когда поступили результаты всех экспертиз и улики были сочтены достаточно вескими, чтобы выдать ордер на арест.

Она лежала на виду — мокрая, грязная. Ветошь — дело обычное. Она ни о чем не говорит, ничего не доказывает. Он сел в машину и пустил мотор. По пути он думал о том, что все сошло благополучно и она получила по заслугам. Хотя на часах было всего половина девятого и ясный, звездный октябрьский вечер был не таким уж холодным, длинная улица казалась почти безлюдной.

Редкие прохожие с любопытством смотрели на полицейскую машину, но интерес их тотчас угасал, так как вокруг нее ничего не происходило. Двое полицейских сидят и дремлют, только и всего. Однако, если присмотреться к ним поближе, можно было сделать вывод, что они не очень-то похожи на обычных полицейских. Форма в полном порядке, портупея, дубинка, пистолет — все на месте. А отличие заключалось в том, что водителю, тучному мужчине с добродушным лицом и пытливыми глазами, как и его более стройному товарищу, который подпирал плечом стекло дверцы, было лет под пятьдесят.

Нижние чины полиции обычно молодые спортивные парни. Если же встречаются исключения, то старшего сопровождает коллега помоложе. Он исходил из того, что ему было известно о человеке, за которым они охотились. Но Кольберг так и не пришел в себя от шока. Вот почему он уже много лет носил вместо настоящего пистолета игрушечные. Впрочем, ни Кольберг, ни Мартин Бек не думали об этом, сидя в патрульной машине и ожидая, когда покажется Лимпан. С тех пор как Мартин Бек возглавил Отдел по расследованию убийств, ему вовсе не обязательно было заниматься такими делами, как наблюдение и слежка.

И все же он нередко сам брался за подобные задания. Ему не хотелось совсем порывать с практической работой.

Мартин Бек не любил бюрократии, заседаний и начальника управления. Зато он очень любил Кольберга и не представлял себе, как будет работать без него. Кольберг уже давно поговаривал о том, что бросит полицейскую службу, и в последнеё время похоже было, что он готов вот-вот перейти от слов к делу. Мартин Бек знал, что Кольберг не разделяет господствующих в полиции взглядов и все больше воюет с собственной совестью. Кондитерская закрылась, в окнах домов начали гаснуть огни.

Внезапно дверь подъезда отворилась, на тротуар вышел Лимпан. Руки в карманах, во рту сигарета. Надо проверить, у кого он был. Лимпан сделал последнюю затяжку и щелчком послал окурок в сторону.

Затем поднял воротник, снова сунул руки в карманы и пошел через улицу к полицейской машине. Лимпан медленно приблизился, наклонился, заглянул внутрь, увидел Кольберга и засмеялся.

Обошел машину сзади, открыл дверцу, у которой сидел Мартин Бек, и сложился пополам от хохота. Мартин Бек вздохнул и вышел на тротуар. По пути в управление Лимпан успел рассказать, что навещал своего брата; его слова вскоре подтвердил высланный на Росюндавеген патруль. Ни оружия, ни денег, ни краденого имущества в квартире не обнаружили.

При себе у Линдберга было двадцать семь крон. Без четверти двенадцать пришла пора отпускать его. Ничего, это можно пережить. Все равно Лимпан скоро попадется, уж так ему на роду написано. А Мартину Беку и Кольбергу предстояло вскоре заняться совсем другими проблемами. Правда, на полет от Арланды под Стокгольмом ушло только пятьдесят минут, но теперь самолет вот уже полтора часа кружил над крайним югом страны.

Удивительно, но факт! Он исходил из того, что ему было известно о человеке, за которым они охотились.

Как и следовало ожидать. Местность, где расположили аэродром, предварительно выселив людей, была известна своими туманами.

Удивительно, но факт! Он разошелся и мог бы еще долго продолжать писать в том же духе.

Сверх того, он помещался как раз на пути перелетных птиц И чрезмерно далеко от города. Заодно пострадал уголок природы, который следовало бы охранять законом.

В конце концов пилоту надоело кружить, и он решил садиться, невзирая на туман. Горстка бледных, покрытых испариной пассажиров добрела до здания вокзала. Краска внутри — серая и шафраново-желтая — словно подчеркивала атмосферу коррупции и мошенничества.

Скачать книгу в формате:

Кто-то нагрел руки на сделке, добавил несколько миллионов на свои счета в швейцарских банках. Некто, столь высокопоставленный, что рядовые граждане со стыдом думали, сколь мизерно на самом деле их чисто формальное участие в шведской псевдодемократии, обреченной на скорый и полный крах.

Зал для пассажиров нельзя было даже назвать неуютным — он был чудовищным, угнетающим, рядом с ним самая пыльная автостанция показалась бы приветливой и гостеприимной. Мартин Бек, кажется, целую вечность ждал свой чемоданчик, наконец получил его и вышел в осенний туман. Никто не подошел к Мартину Беку, никто им не интересовался. Нет, он вовсе не думал, что в зале будет стоять полицейский оркестр. Или что сам полицмейстер Мальмё встретит его на белом коне. Но чтобы о нем совсем забыли… Из тумана вырвался сноп света.

К шафраново-желтому ящику аэропорта подъехала черно-белая патрульная машина.



Читайте также:

  • Подоходный налог на недвижимость по завещанию